Login
 
    
Forgot Password? Username?   |   Register
Register

Поиск по сайту

Как научиться Интернету

Как научиться Интернету

Бессмертнный полк

Бессмертный полк — Москва

JoomlaWatch Stats 1.2.9 by Matej Koval

Подписка

Рассылка на E-mail

rss2email

Пользователи

Most active users today from total of 5:
WilliamMum, admin, Vitalikcen, ElenkaOveda, Alexeibory


НОВОГОДНИЕ ФРАКТАЛЫ
Наброски - По случаю
27.12.2013 00:00

НОВОГОДНИЕ ФРАКТАЛЫ в ночь на 2012


Новогодние фракталы


 

Есть такая наука, ФРАКТАЛЬНАЯ геометрия. Во всяком хаосе присутствует система, то есть всё бессистемное – системно.


Всё началось с Рождества, пожалуй, и раньше, когда начали ставить ёлки в присутственных местах. Некоторые, поставленные второпях, начали косить, но заботливые руки выпрямили и нарядили красавиц, к общему восхищению толпы.

 


Тут-то и началась суматоха и броуновское движение всех и вся, за всем и по многу. Как будто кто дал отмашку этому всемирному течению людей, времени и деньгам, валют и без них, крупных и мелких. Некогда считать, торговаться, вперед, быстрее, ещё, ещё. Естественно апогей наступает в последний день, час, минуту, всё – финиш. На фоне этого бурного потока предпраздничной энергетики, мои тщетные усилия по завершению года, ну просто, смехотворны.


Дел-то, раз, два, три. Четыре, не считаю, потому, как не успел сделать. Надо было купить, если не ёлку, так хоть, веточек еловых, затворить кедровку, и купить, если не диван, то матрац, для гостей. Четвёртое перекочевало на пятое. Надо, всего-ничего. Берёшь тыкву, размер со стандартную седушку, вырезаешь верхушку, выколупываешь семечки и мякоть. Закладываешь огурчики свежие-корнишоны, затем, с лета засушена вся специя – лист смородины, хрен, листья вишни и прочие специи и добавки. Укладываешь всё в тыкву и заливаешь крутым солёным кипятком. Через пару дней – готово, доставай и хрусти с горячительным, храни в холоде. Вернёмся к нашим баранам.


Диван-матрац и подстилку не купил, кедровку затворил, к праздничному столу всякую снедь, накупил.


Начнём с ёлки. Один добрый человек, превосходный менеджер и человек образованный, прислал ёлку в подарок. От пола до потолка получилась, краса и гордость нашего семейства, от католического рождества до православного, плавно через светский новый год. Вообще-то, это пихта, не сведущему трудно её от ели отличить. Но существенное отличие – ёлки-палки без запаха, а пихта с хвойным ароматом.


Не успел хвойный подарок через порог перешагнуть, давай срочно устанавливать, крутить туда-сюда, что бы походка – от бедра была. Кинулись, придавать устойчивость, а крестовина не держит. Решили проверенным способом, ставим в ёмкость, объёмом с дюжину литров и подпираем со всех сторон. Но так как подручным материалом оказались книги, то без особого вреда для их внешнего вида, сделали из них пьедестал. Быстренько одели в игрушки и мишуру, и праздник готов.


Далее начинаются метания из зала на кухню и обратно. Стол, белая - белая скатерть, посреди огромное плоское блюдо с фруктами, нарезанными кольцами, цвет – оранж, зелень, всех оттенков, неотразимо! Всё остальное кружится вокруг этого фруктового карнавала – фужеры, стопки, вилки, закуски и прочее.


Праздничный вечер – традиционный. Тосты, шампанское, закуски. Потом прогулка на городскую площадь, в двенадцать поздравления и на салют. Через два часа ещё поздравления из дальнего, но милого зарубежья, и тишина. Временами, кой-какие неугомонные соседи встрепенутся громкой музыкой и мощным выбросом чувств, но постепенно и их охватывает сонливое блаженство и кто на месте, а кто успел добрести до лежанки, валятся, подкосившись, как высокая трава на сенокосе.


Тишь и гладь – божья благодать, ни каких мыслей, одни эмоции от чувства исполненного долга, что ты с достоинством завершил уходящий год и как принято, у порядочных людей, встретил Новый Год!


На какое-то мгновение я потерялся во времени и пространстве. Потом почувствовал как бы шепот огромной толпы на центральном вокзале. Многоголосие, не позволяло услышать, что-то конкретно. Встал на цыпочки и подкрался к залу, где стоит ёлка. И что вижу, если можно видеть в полной темноте, сонными глазами, сквозь полупрозрачные шторы. Почудилось, что ветви у пихты покрыты сплошь снежинками, они очень походили на буквы. Они трепещут, готовые вот-вот сорваться и улететь в виде чистой речи, может быть, и не совсем обычной в нашем понимании, но вполне понятной по смыслу.


Как потом понял, случилась удивительная вещь. Ствол дерева распустил фантомы-корни и проник в книги, которые составили базис этой надстройки. Далее по стволу на ветки, в хвоинки, и звонко играя, одушевились в человеческую, и не только, речь полились по прилегающему пространству. Последнее время хотел увидеть фрактал, на примере мне доступном, и вот – принимайте! Проникновение одних сущностей в другие, составляя единый живой организм, на первый взгляд, бесформенный и неорганизованный, оказался по сути – высокоорганизованный, поддающийся описанию и осмыслению.


И вот, что я услышал:



- Буря! Скоро грянет буря!


………………..


- Может, вовсе и не буря, а Кремлёвские Куранты в одном из столичных театров, а откуда вы всё это взяли, из газет?

.............

Преображенский: Если вы заботитесь о своем пищеварении, мой добрый совет — не говорите за обедом о большевизме и о медицине. И — боже вас сохрани — не читайте до обеда советских газет.


Борменталь: Гм… Да ведь других нет.


Преображенский: Вот никаких и не читайте. Вы знаете, я произвел 30 наблюдений у себя в клинике. И что же вы думаете? Пациенты, не читающие газет, чувствуют себя превосходно. Те же, которых я специально заставлял читать «Правду», — теряли в весе. […] Мало этого. Пониженные коленные рефлексы, скверный аппетит, угнетенное состояние духа.


..............................


- Я удивительно люблю все эти споры и раздражения, князь, ученые, разумеется, -- пробормотал между тем Келлер, в решительном упоении и нетерпении ворочаясь на стуле, -- ученые и политические, -- обратился он вдруг и неожиданно к Евгению Павловичу, сидевшему почти рядом с ним. -- Знаете, я ужасно люблю в газетах читать про английские парламенты, то есть не в том смысле, про что они там рассуждают (я, знаете, не политик), а в том, как они между собой объясняются, ведут себя, так сказать, как политики: "благородный виконт, сидящий напротив", "благородный граф, разделяющий мысль мою", "благородный мой оппонент, удививший Европу своим предложением", то есть все вот эти выраженьица, весь этот парламентаризм свободного народа -- вот что для нашего брата заманчиво! Я пленяюсь, князь. Я всегда был артист в глубине души, клянусь вам, Евгений Павлыч.


……………………………….


- Ну, там как хотите.  Мое дело только остеречь вас. Страстей тоже надо беречься: они вредят лечению. Надо стараться развлекать себя верховой ездой, танцами,  умеренным  движеньем  на  чистом воздухе,  приятными  разговорами, особенно с дамами, чтоб сердце билось слегка и только от приятных ощущений.
Обломов слушал его, повеся голову.


- Потом? - спросил он.


- Потом от чтения, писанья - боже вас сохрани! Наймите виллу, окнами на юг, побольше цветов, чтоб около были музыка да женщины...


- А пищу какую?


-  Пищи мясной  и вообще животной  избегайте,  мучнистой  и студенистой тоже.


Можете  кушать легкий бульон, зелень….


…………….



- Не понимаю, а если понимаю, то не согласен. Земля не  может  не  быть чьей-нибудь  собственностью.  Если  вы  ее  разделите, -   начал   Игнатий Никифорович с полной и спокойной уверенностью о том, что Нехлюдов  социалист и что требования теории социализма состоят в том, чтобы разделить всю  землю поровну, а что такое деление очень глупо, и он легко может опровергнуть его, - если вы ее нынче разделите поровну, завтра она опять перейдет в руки более трудолюбивых и способных.


- Никто и не думает делить землю поровну, земля не должна  быть  ничьей
собственностью, не должна быть предметом купли и продажи или займа.


………………………



- Ваше высокородие, господин  мировой  судья!  Стало  быть,  по  всем статьям  закона  выходит  причина  аттестовать  всякое  обстоятельство  во взаимности. Виновен не я, а все прочие. Все это дело вышло из-за, царствие ему небесное, мертвого трупа. Иду это я третьего  числа  с  женой  Анфисой тихо, благородно, смотрю - стоит на берегу куча разного народа  людей.  По какому полному праву тут народ собрался? спрашиваю. Зачем? Нешто в  законе сказано, чтоб народ табуном ходил?  Кричу:  разойдись!  Стал  расталкивать народ, чтоб расходились по домам, приказал сотскому гнать взашей...


- Позвольте, вы ведь не урядник, не староста, - разве это  ваше  дело народ разгонять?


- Не его! Не его!
- слышатся голоса из разных углов камеры.  -  Житья от него нету, вашескородие! Пятнадцать лет от него терпим! Как  пришел  со службы, так с той поры хоть из села беги. Замучил всех!


- Именно так, вашескородие!
говорит  свидетель  староста.Всем миром жалимся. Жить с ним никак невозможно! С образами ли  ходим,  свадьба ли, или, положим, случай  какой,  везде  он  кричит,  шумит,  все  порядки вводит. Ребятам уши дерет, за бабами подглядывает,  чтоб  чего  не  вышло, словно свекор какой... Намеднись по избам ходил, приказывал,  чтоб  песней не пели и чтоб огней не жгли. Закона,  говорит,  такого  нет,  чтоб  песни петь.


- Погодите, вы еще успеете дать приказание, - говорит  мировой,а теперь пусть Пришибеев продолжает. Продолжайте, Пришибеев!

…………………………


Мефистофель

Конец? Нелепое словцо!
Чему конец? Что, собственно, случилось?
Раз нечто и ничто отожествилось,
То было ль вправду что-то налицо?
Зачем же созидать? Один ответ;
Чтоб созданное все сводить, на нет.
"Все кончено". А было ли начало?
Могло ли быть? Лишь видимость мелькала,
Зато в понятье вечной пустоты
Двусмысленности нет и темноты.



……………………….


Чацкий


И точно начал свет глупеть,
Сказать вы можете вздохнувши;
Как посравнить, да посмотреть
Век нынешний и век минувший:
Свежо предание, а верится с трудом;
Как тот и славился, чья чаще гнулась шея;
Как не в войне, а в мире брали лбом;
Стучали об пол не жалея!
Кому нужда: тем спесь, лежи они в пыли,
А тем, кто выше, лесть как кружево плели.
Прямой был век покорности и страха,
Всё под личиною усердия к царю.
Я не об дядюшке об вашем говорю;
Его не возмутим мы праха:
Но между тем кого охота заберет,
Хоть в раболепстве самом пылком,
Теперь, чтобы смешить народ,
Отважно жертвовать затылком?
А сверстничек, а старичок
Иной, глядя на тот скачок,
И разрушаясь в ветхой коже,
Чай приговаривал: ах! если бы мне тоже!
Хоть есть охотники поподличать везде,
Да нынче смех страшит, и держит стыд в узде;
Недаром жалуют их скупо государи.


……………………….


Тут мне пришлось прервать виденье века, и мирно откочевать в родимые палаты. Наутро, солнце засветило, и ель предстала в роскоши природного естества.



 

В тексте используются цитаты из произведений: М.  Горький, «Песня о Буревестнике», М.А. Булгаков «Собачье сердце»,   Ф. М. Достоевский «Идиот» , Гончаров И.А. – Обломов, Л. Н. Толстой. «Воскресение», А. Чехов «Унтер Пришибеев», «Фауст»  Гете И. В. , А. С. Грибоедов. «Горе от ума»

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика
© Сайт Онтология принадлежит компании: ADIc. Ontologiz.ru, 2010 - 2011. Создатель: Dmitriy Zamyatin, Aleksandr Megid, Iya Shevchenko.
При копировании материалов с сайта активная ссылка обязательна.